Мои красные стены маленькой московской

Мои красные стены маленькой московской пропитаны Парфюмом и вечным кофе. Корешки толпятся на полках, забытые, выпитые. Я, оставив свою Голгофу, Вставляю новые окна взамен выбитых. Сейчас май, скоро отключат воду. Тепло уже отключили вовсе. Мы выбираемся на природу В старом седом Роллс-Ройсе. Знаешь, так плевать на дожди и погоду. Останавливаемся на обочине вдали ото всех Всякий раз, утопая в подсчёте звёзд, Наша жизнь – столько же новых вех, Всё это точно всерьёз. Встретим новые зори так же, сквозь картонный стаканчик Остывающих молотых грёз. Ты станешь ярчайшим из всех светил, Мой дорогой мальчик.

Допиваем уставшей волей отданный день

Допиваем уставшей волей отданный день, С плеч рушится на пол суть, И забирает упрямо ночная лень, Чтобы во сне оказаться нигде-нибудь. . Это не мы, это какие-то другие взрослые Пьют до утра и всегда недовольны. Мы – для своего возраста слишком рослые – Гоняем мяч по свежему полю. . Одежда ещё велика, свисает с плеч, Колени в траве, из ботинок торчит палец. Я так счастлив, я буду это беречь, Ведь кто-то другой – страдалец. . Нет, это не мы – затянутые хмурые лица в июне. Мы – такие робкие и простые, такие нежные. Мы не можем быть одиночками в этой […]

Кто-то, Связанный простым тугим именем

Кто-то, Связанный простым тугим именем, Найдёт По городам и широтам Зноем и инеем. Мозаичность ночи не знает границ. Теплится душа Среди тысяч уставших лиц, Из прошлых веков – твоя шаль Из будущих – взмах ресниц. Смирись, единая В дерзкой воле отца наивысшего. Бедная моя, непобедимая, Знай: кто-то по имени тебя ищет.

Что тебе в этих призраках

Что тебе в этих призраках Вольноотпущенных Скошенных Сброшенных Со скал в опиум Погадай нам по рукам Кто сегодня угрюм Остроумен Трезв По пустыням и василькам Добирается в свой трюм Кто ещё не воскрес Кто собирает тонкими как иглы Музыкальными пальцами Пыль с твоей забытой в гостях книги Кто едкими жальцами Въелся так глубоко Как идут нам эти вериги Поздно Игольное ушко слишком узко Остаются фальшивые сдвиги Дом с мягкими стенами роздан На благо моих людей Там тепло и запах роз Да Вдали от суетных площадей Вдали от мировых гроз Кто-то останется из людей Не выпущенных на допрос

Босыми следами в сердце вытоптана

Босыми следами в сердце вытоптана, Скользкими ливнями рождена – Для того лишь Вселенной мне жизнь дана, Чтобы стала моей нашёптанной, Синим очерком ясного воздуха, Бестелесной равниной зари, Заключённым навеки пари Без надежды моей на апостольство. Разрезаешь кнутом будто пряником, Тешишь лаской до крови палимою, Ты стихией неумолимою Всё возводишь меня в избранники. Не оставь, не дели истины: За порогом лишь тьма да проседи. Так с собой целый мир увозят С опалённой плачущей пристани.

Каждый ищет себе людей

Каждый ищет себе людей, Презирая постылый суд, Разделяя на сотни частей Выдаваемых всхоленных ссуд, – Разбивая на части тела, Разрывая останки на вес, Узнавая «Ну как же дела? Ваш праотче ещё не воскрес?» Разливая фонтанами желчи Утонченный сосуд для нутра, Мы заплатим какую-то мелочь, Чтобы просто дожить до утра.

Я уеду, оставив вам парочку мелодрам

Я уеду, оставив вам парочку мелодрам, недописанных текстов, Обещания жить сбылись и, пожалуй, чрезмерно резко. Я оставлю вам всё, что успеете взять, Будто строки – дочери, а вы перспективный зять, Только не ценить их нельзя. Это я как мать говорю. Я дарю вам свою зарю, Что свежа и полна ароматами василька, Вот вам моя истёртая в порошок рука, Сохраняю её. И если станете читать в постели, Обещайте надеть самое мягкое тряпьё, И чтобы снова жить захотели.

Мы сидели с ней на вокзале

Мы сидели с ней на вокзале, Наблюдали за городом суетным. В разворованной трапезной зале Не подали надежды больным. Мы сидели с ней на дороге, Запинались о нас сотни лиц, Не сующихся в мысли о Боге, Не читающих старых страниц. Мы смотрели на ступни и плечи, Различая, кто слеп, а кто глух, Кому нынче откроется вечность, Чей огонь при зачатии потух. Мы смотрели на небо вокзала. Мы любили слова и мечты. Мимо тень суетливо сползала Человеческой бедноты.

Свет во дворах потушен

Свет во дворах потушен. На ужин у жизни скрепы. Кто-то ей очень нужен. Кому-то кричит «Где ты?!» Во снах катаклизмы и лужи. В храмах – псалтырь и обеты. А где-то есть место чуждых, Что верят ещё в приметы.

Ах, как я хочу забыться

Ах, как я хочу забыться В этой точности – вежливости королей, Надо мной белые птицы Носятся – Души не затонувших кораблей. Пой, пой, моя лучезарная божья свирель! Нам ещё до конца далеко, Ещё ярка акварель, Ещё дышать очень легко, Ныне не выйдем на мель. От кратких фраз до глубоких распятий – Через ноябрь в апрель И заново. Хватит. Не желаю боле чужих проклятий, Не держу боле Бога за равного.

Угости меня смолью точёных запястий

Угости меня смолью точёных запястий, Солью уставших глаз, Я вновь в этот мир неприкаянно-частный Несу слишком много пустых фраз. Забери меня про запас, Среди всех разрешённых проклятий. Но только сегодня, сейчас, Не ищу я иных распятий. Солнце знает о нас, милый бог. Видишь, скрылось за звёздами? Ночь как чёрный бульдог Жалит снова бессонницей хлёсткою. Мы повязаны снова из жизни в жизнь, Я тебя с прошлых снов помню, Со младенчества зороастризма, Как в тебе погиб, словно в домне. А под рёбрами – те же каменоломни, Тот же скорченный стёртый асфальт, И на нём нацарапано «Помни. Вспомни. Я – твой рай. Ты […]

Я иду в ночь послушать воду

Я иду в ночь послушать воду, Быть поглощённой мириадами дальних окон. Мой путь по земляному пищеводу – Сплетение тонких льняных волокон. Я иду в ночь и слушаю то, что скрыто, Распускаю сизый негромкий дым. Все поры и чакры вскрыты, Тело светится золотым. Я иду утонуть в досаждающих призраках вечности, Мною получен знак пульсом резким, Разбросанным наудачу из Божьей горсти. Остаюсь на стенах мира искусной фреской. Мой Бог, приходи на меня взглянуть, Я – из лучшего, что ты создал. Я – и сладкий пряник, и верный кнут. Я хожу во тьму, чтобы ад зарыдал.

Следами остаёмся не навсегда

Следами остаёмся не навсегда, Рожицей скорченной прячься скорее, Они уже идут сюда. И не дойти до двери. Кто-то неумолим и ждёт, Пока насытимся, к нему придёт тот, что слабее И краше. Что в этом безумном больном – наше? Узоры на каменном скарабее Да сказки, что в детстве читали нам. * Босиком по мостовым, По дождям, По осколкам наших созвездий, Навстречу ветрам-болтунам Со сладкой размерянной песнью

Расскажи мне утренние пути

Расскажи мне утренние пути По росам и свежим снам, Как в возбужденное сердце может врасти Неподвластное прежним годам. Пусть на пальцах останутся обрывки Пепла и острых как бритва скрижалей. Я не фальшивка, А квинтэссенция аномалий. Только моё плечо расскажет, Как убывают луна и вино, Покатым отблеском тихо ляжет На самое синее дно. Я не каюсь, я не ищу причин, Отчего этот мир достоин меня носить На себе – ему Богом за это высший чин. А людям – созвездия из моих чернил.

И вся игра как будто понарошку

И вся игра как будто понарошку. Призы раздали. Каждый очень рад. Рассыпалась земля на крошки, А нам сказали: «Это значит Ад». Играй ещё, луна и солнце целы. Раздай нам масть червлёную на кров. Зашкаливают сердца децибелы, Не стало сна, предателей, воров. Всё вознеслось, над всем клубится чадо. Оков не надо, пройдены пути. Изобретаем новые обряды. Мы ищем Рай, храня покой в горсти. Мы ищем Рай. Мы ищем новый Идол. Мы ищем Край. Мы ищем Потолок. На сотнях свай изломанных кибиток Мы строим жизнь, слагая эпилог. Нас начертают на ручьях и травах, В покое к нам придут понять урок. Танцуй на […]